Популярное сегодня
20 анекдотов от 23 ноября 2017
Популярное позавчера
Как развлекаются японцы?

Забавные истории из жизни от 3 августа 2017

О путче и не только. Воспоминания десантника

Призвали осенью 89-го. Направили в десантную учебку в Литву. Город Рукла. Там не доучился, потому что в Союзе начались беспорядки, решался вопрос о расформировании части, - досрочно присвоили младшего сержанта и отправили в Рязанский полк ВДВ. Несколько дней всего в полку пробыл, и кидают нас в Тбилиси. На аэродроме просидели два дня в ангарах. Потом в закрытых фургонах перевезли в строительную часть, где переодели в стройбатовскую форму. Там была какая-то заваруха. Каких-то заложников освобождали. Меня и ещё «молодых» под пули не отправили. «Вам ещё рано, - сказал взводный, - успеете». - и поставил нас в оцепление. Сам он и человек десять наших десантников полегли в этой операции. Весна 90-го это была, наверное. Черешни много было спелой и крупной.
А потом, уже на алычу, мы попали в Баку-2. Или нет…. Это надо альбом смотреть. 26 лет прошло, и как сказка все вспоминается. Приехали в Баку, - старшина договорился, что кормить нас будут в ресторане. И мы реально, как гражданские, приходили в ресторан, они гостеприимные люди – азербайджанцы, - такие столы нам накрывали… Военным был везде почёт в те времена. В Баку была табачная фабрика. Мы ходили туда. В России как раз проблемы начались с табаком. То мне отец курево посылал в армию, а из Баку уже я ему курево отправлял.
К ордену я был представлен вместе с командиром взвода за десантирование внутри БМД. Сначала нас три месяца обучали десантироваться в системе «Кентавр». Там ещё такие кресла были космические. Если честно – я в итоге не прыгнул в этом кресле. До этого только сын Маргелова внутри БМД прыгнул. И ему за это Героя дали. Сейчас бы я не пошёл. А тогда спросили: «Кто будет внутри БМД десантироваться?» - сразу вызвался. На всё готов был.
Из БМДэшки всё повыкидывали и поставили эти космические кресла.
Ветер в день учений был сильно выше допустимого. А министр обороны со свитой, с иностранцами все здесь уже. Загружаемся в самолет вместе с нашими БМДшками, - командир роты, взводный, я, три водителя. И взводный говорит мне: «Пусть меня уволят-расстреляют, но в БМДшке мы с тобой при таком ветре прыгать не будем. Прыгнем отдельно – замешаемся в этой толпе. А на земле прибежим к машине, - вроде мы в ней были». По плану учений мы с ним вдвоём должны были внутри находиться. БМДшка сползает по рампе, мы – за ней. У нашей роты были экспериментальные парашюты – Д-6 серии 4. Приземляюсь – купол погасить не могу, ветер тащит. Об землю бьюсь… На этом парашюте есть второе кольцо – дернёшь его, - половина подвесной системы отстегивается, и купол погаснет тогда. Собрался дергать, а меня уже ветром подняло, земля внизу далеко. Семнадцать человек в тот день стёрлись насмерть – с Костромской дивизии, ДШБшники ещё… Их ветром носило по полю, било об землю… Шестьдесят шестыми «Газонами» догоняли купола, гасили колёсами.
Вот земля снова приближается, шлеп, дернул второе кольцо, отцепился от парашюта. Из ушей и носа кровь, комбинезон слева разодран и кожа стерта-сбита, хромаю к своей БМДшке. Нам же с командиром взвода надо внутрь залезть – вроде мы там были. Подбегаю – а люк в метре под землёй. Из-за ветра система приземления не сработала как надо, и машина ушла мордой в землю. Причем, не болото, не пахотная какая земля, а в плотную слежавшуюся землю так воткнулась. И торчит. И мы со взводным вылезать оттуда должны, а там до люка ещё и не докопаться. Что дальше делать не знаю, а взводного нет.
Вокруг стрельба, МИГи в небе – учения-то комплексные. А они летят низко и беззвучно. Вот он уже скрылся, а потом рёв двигателей и уши закладывает.
Командира нет. Бегаю ищу. Орёт на высоковольтке. Он на одной стороне проводов, купол – на другой. Под своим весом сползает вниз, тут порывом ветра купол наполняется и тянет его к проводам. Открыл он запаску, по её стропам спустился, спрыгнул. Доложил ему, что БМДшка из земли торчит, и в неё не залезть. Побежали сразу к трибуне, с которой Грачев – министр обороны, Лебедь – командующий ВДВ, иностранцы наблюдают за учениями. Мы стоим в крови, взводный отрапортовал: «Упражнение такое-то выполнено!» Грачёв говорит: «Представляю лейтенанта такого-то и сержанта такого-то к награждению орденом «Красной Звезды»!» Там никто не разбирался – внутри мы были или нет. 17 погибших… Три полка десантировалось – Костромской, Рязанский, Тульский и ещё десантно-штурмовые батальоны.
Так и не знаю – достоин я этого ордена или нет. Но мне всё равно его не дали из-за путча.
А до этого прошел ещё Киргизию. Ездили мы туда чисто на патрулирование. Показать народу, что вот власть есть и у власти есть сила. На озере Иссык-Куль были ранней весной. Красивое очень! Обгорели там за час до волдырей.
Лебедя я за службу раз десять видел. Он точно, как генерал в «Особенностях национальной охоты». Только без сигары. Он мне галстук раз повязывал. Привезли нашу роту после Баку в Москву, на склады какие-то. Там нас переодевают в штатское. Костюмы, рубашки, плащи, туфли лакированные, галстуки… Кручу этот галстук в руках – что с ним делать. Лебедь подходит: «Помочь, сынок?» Повязал мне галстук. Туфли были узкие, а у меня ступня широкая. Чтобы ногу втиснуть, пришлось сорок пятый взять, при моём сорок втором. И вот мы такие неприметные в одинаковых костюмах, одинаковых туфлях, плащах и галстуках, все ранней весной с бакинским загаром, с АКСУ под плащами, патрулировали Москву попарно. Мой маршрут был на Арбате. День мы там патрулировали, и вернулись в полк.
А за несколько месяцев до этого раз целые сутки сидел с гранатомётом на чердаке в Москве. Трое срочников и офицер.
За всё время службы в полку месяца три провёл. Остальное время – командировки или разведвыходы, когда берёшь палатки, сухпаи, и километров за 60 в леса-поля. Бегать любил тогда. Случалось, в субботу или воскресенье, когда уже старшиной роты был, с другом: «Давай пробежимся…» И чисто для удовольствия километров пять нарежем… В казарму возвращаемся – ротный орет: «Старшина! Где тебя носит?! Строй роту на марш-бросок!» И с ротой ещё сороковничек легко пробегал…
Путч 91 год – тоже интересно. Самое трудное, самое жестокое было туда добраться. На гусеничном ходу от Рязани до Москвы по асфальту доехать – ни один водитель не выдержал. БМДшка на асфальте – как корова на льду. Я своего подменил. Половину дороги вёл. От асфальта из-под гусениц пыль-крошка летит. Доехали до МКАДа, у всех веки распухли - глаза-щёлочки. БМДшки одна на другую заезжали, остановку где-то снесли, легковушку задели… Реально тяжело.
Где-то перед МКАДом нас встретил Лебедь. Командиру полка и офицерам объяснил обстановку. Полк оставили здесь, а одну нашу роту отправляют к Белому Дому. 7 или 9 БМДшек у нас тогда было… И вот через все баррикады едем к Белому Дому. С тротуаров нам что-то кричат, обкидывают яйцами… Обзывают карателями. Мы после очередного юга – все загорелые… Ты спрашиваешь – за Ельцина мы были или за ГКЧП? Чего мы об этом знали?! Если Лебедь сказал, командир полка сказал – надо ехать, надо исполнять. А какое там ГКЧП, что это и зачем, - мы и знать не знали, и не надо солдатам это знать. Исполнять надо.
Приезжаем к Белому Дому, выходит президент Ельцин. Каждому из нас пожал руку, обнял, дыхнул водочкой. Руку его потную как сейчас помню. Жаркий август был. Что-то такое сказал вроде «ребятушки», «солдатушки»… Я так понял, что его обижают. Заняли оборону вокруг Белого Дома. И тут мы оказались для всех своими. Те же, наверное, кто в нас на марше яйцами кидался и карателями обзывал, теперь понесли нам жратву, курево и бухло.
Сначала мы думали, что сможем всё съесть. У нас был ГАЗ-66 в сопровождении, так мы его весь забили жратвой, и жалели, что столько боезапаса у нас место занимает. Мы ж срочники. Почти все из глубинки. А тут чипсы, пепси-кола, вина красные и белые, колбасы, коньяки, торты-пирожные, и это всё надо употребить. Ночь переночевали. В ручье каком-то умылся-побрился. Утром зарядку провел для роты. Такой миниспектакль для гражданских. И тут весь полк к нам приехал. Что вот давили кого-то из мирного населения – не видел и не слышал от наших.
А когда полк наш пришёл – началось ещё интереснее. Командира нашей разведроты, командиров взводов и меня, как старшину, вывели перед строем полка, сорвали с нас погоны, объявили предателями Родины, назвали какие-то статьи серьёзные, связали каждому руки. Я стою, не понимаю – за что? Попал, как кур в ощип. Президент руку пожал, а командование руки связывает. Чем я виноват?! Разведрота – 29 человек, весь полк стоит, и замполит полка объявляет, что мы за кусок колбасы Родину продали…
Со связанными руками отвезли в полк на гауптвахту. Офицеров - в офицерскую камеру, меня – в камеру для сержантов и старшин. С рядовых и сержантов нашей роты тоже погоны сорвали. А на губу только офицеров, и меня. Старшина роты - должность прапорщика была.
Ребята передали мне в камеру транзистор – слушаю новости. Думаю: «Если Ельцин победит – меня должны выпустить. Не зря же он мне руку жал…»
Проходят эти два дня. Слышу по радио – Ельцин победил. Прыгаю от радости чуть не до потолка. И меня действительно выпускают. Никто, конечно, не извиняется.
Возвращаюсь – в роте нет офицеров. Ни один после такого позора не стал восстанавливаться. Все написали рапорта.
И всю нашу роту вдруг отправляют за 40 километров от Рязани убирать яблоки в каком-то колхозе. Никогда для разведроты такого не было. Я – старший. Своим ходом. Зачем яблоки, куда… Взяли палатки, сухпай на пару дней… Ни задания, ни – куда яблоки сдавать… Ни корзин, никакого инвентаря, ни ящиков, ни мешков… Ребятам говорю: «Нас сюда выживать отправили. Вы - в поле за картошкой, вы – кому по деревне что работой помочь, чтобы продуктами расплатились». Прожили мы там две недели. С самогоночкой деревенской, - не без этого, конечно. Потом приезжает командир полка, представляет новых командира роты и командиров взводов. Отругал нас, что пьяные, и отправил бегом в полк. Для нас тогда 40 километров пробежать ничего не стоило. А потом выгнали меня из армии. Даже не помню – дождались осеннего приказа, или раньше. Выдали документы. Парадку не дали надеть. Сказали – у тебя «гражданка» есть, дуй в «гражданке». Так понимаю, что из-за политической ошибки командования полка там у Белого Дома. Чтобы не всплыло, что они предателями не тех объявили.
А несколько лет назад наша разведрота списались все в интернете. И мой адрес нашли. И приехали человек двадцать ко мне в гости сюрпризом. А я перед тем квартиру сменил. Они приезжают на адрес, который у них был – никто не открывает. Они соседям жмут звонки. Сосед один открывает – спрашивают про меня. А он им что-то ответил: «Его уж нет давно».
Ну, ребята возвращаются на вокзал, садятся в ресторане, наливают лишний стакан водки, накрывают куском чёрного хлеба, поминают меня. Потом разъехались.
Но вскоре один нашёл в интернете сестру мою. И осторожно так пишет ей, что, мол, - я с твоим братом служил. Она в ответ: «А он сейчас на охоте. На неделю уехал». Тут уж они ко мне снова приехали, и мы увиделись. Повспоминали…
Про орден «Красной Звезды» и не знаю – надо ли интересоваться. С одной стороны – представили, вроде. А с другой – на самом-то деле я же не внутри БМДшки прыгал. Ну, обещали орден и не дали. Зато и посадить потом обещали, но не посадили же. Отслужил, как все.
***
Послесловие от Немолодого:
Познакомился с ним в отпуске. Хорошо как-то сошлись, общались… Очень мне понравились его воспоминания. Некоторые истории из его жизни выкладывал в июне. А эту приберёг к Дню ВДВ.
Позвонил ему сейчас. Согласовал текст. Он кое-что поправил, и попросил добавить:
- С праздником, десантники!.. За войска дяди Васи!.. И вечная память павшим...

-*---------------*-

Это было на самом деле.

Детский сад

Жил-был мальчик Вова. Ходил в детский сад.
В детском саду был живой уголок с морскими свинками. Свинки нравились ребёнку.
Они пушистые и мягкие.
Был там и другой мальчик – Олег. Он любил выдёргивать свинкам усы. Ему нравилось, что им больно.
По утрам мамы и папы приводили детей. Каждый ребёнок находил занятие по себе.
Дети разбирали игрушки, рисовали, играли в разные игры.
Олег приходил в садик так же, как и все. Но он радовался не игрушкам. Он искал себе жертву.
Ему нравилось подбежать и пнуть кого-нибудь. Ещё неплохо было кинуть камнем или толкнуть. Дети забавно падали и плакали. А если никто не плакал – день прошёл зря.
Олег обижал Вову. Потому, что Вова не мог ударить человека. Не умел. Он был психологически не готов. Поэтому Олег его бил, т.к. сам был очень даже готов.

Школьные годы.

Прошло десять лет. Тренер научил Вову бить людей. Вова занимался боксом.
Летом, после 9-ого класса многие местные подростки подрабатывали на фабрике.
За это платили небольшие деньги.
Вова пошёл работать и Олег тоже. Они встретились. Но Олег Вову не узнал.
А Вова сразу его узнал и понимал, что сейчас произойдёт.
Олег опять искал себе жертву. Нашёл, но выбор оказался неудачный. Жертва с большим желанием била Олега в лицо. Причём много и сильно. Финальный удар сопровождался фразой – “Это тебе за свинок!”
“За каких таких - свинок?” –не понял агрессор.
Пришлось объяснить. “Ох ты и злопамятный” – выдавил из себя Олег. Он лежал на земле с разбитым лицом.

Рэкет.

Вова пошёл в мелкий бизнес. Торговля мясопродуктами в небольшом объёме.
А Олег работал с молодёжью. У него была своя бригада. Они вымогали деньги.
В те времена приходили почти ко всем. Пришли и к Вове. Так получилось, что пришёл именно Олег. Он сделал вид, что не узнал Вову и предложил заплатить “за крышу”.
В милиции Вове выдали опечатанный диктофон. Оказывается, если ты просто кого-то запишешь на свой диктофон, то это не есть вещдок. Надо опечатать официально, в ментовке.
Олег пришёл ещё. Вова долго морочил ему голову. Делал вид, что не хочет платить, но боится.
Пока шла беседа, “группа поддержки” неторопливо подкреплялась мясными деликатесами. Хозяевам жизни можно.
В конечном итоге, Олег наговорил на диктофон угрозы жизни и здоровью. Вова обрадовался и обещал заплатить.

Менты. Всё как в кино.

Деньги пометили и дали потерпевшему.
В день передачи денег оба очень волновались. Вова был в костюме и при галстуке. А Олег в своей обычной бандитской одежде.
Вова пришёл не один, а с ментами. Они сидели в машинах. В обычных жигулях, а не в ментовском УАЗике.
И Олег пришёл не один, а со своими бандюками. Бандюки тоже сидели в машинах и тоже пока не в ментовском УАЗике.
Галстук был не просто так. Надо было поправить галстук в момент передачи денег.
Момент настал. Вова отдал деньги и поправил галстук.

Менты. Всё не как в кино.

Били сильно. Никого не жалели. Особенно запомнилось, как громко кричал толстожопый бандит.
Его вытащили из машины через открытое окно. Плечи пролезли, а жопа застряла. Менты пытались помочь – били дубинками, чтобы жопа быстрей пролезла. А жопа всё равно не пролезала. Менты сердились и снова били его за это.
В банде был “электрик”. Пришёл с электрошокером. Менты развлекались, испытывая на парне мощность заряда. Оказалось, что заряд мощный.
Братва попыталась сберечь почки и не ссать потом кровью. Поэтому наплевали на воровскую честь и валили всё друг на друга. Почки не сберегли. Менты вызывали их в кабинет по очереди. Очередь сидела под охраной в длинном коридоре.

Даже не знаю как озаглавить.

Но нашёлся отважный пацан. Он сказал – “Я ничего не скажу!” Ему было 16 лет и он с ненавистью смотрел на волков позорных. Будущего вора в законе не сломить. Такие своих не сдают. На зоне он в будет авторитете.
“Пионер-герой!” –обрадовались менты. “Какой молоденький! Какая попка классная! Серёга любит таких трахать! Серёга!!!”
С пацана стянули штаны, пристегнули наручниками, чтоб не мог шевелиться. Зашёл огромный мент Серёга. Он поблагодарил коллег за неожиданный подарок, приветливо улыбнулся мальчику, сделал комплимент его попке и начал расстёгивать ширинку.
Мальчишка орал на весь райотдел, громко звал на помощь, плакал навзрыд. А в коридоре было тихо. На помощь никто не рвался. Все застыли на месте. Настроение было не очень. Можно сказать, что вообще никакого настроения не было. В глаза друг другу старались не смотреть. Потом все чисто и сердечно признались. И во всём раскаялись.
Пацанёнка никто не трахал конечно. Просто напугали. Даже били меньше чем других.
Потерпевший испытывал смешанные чувства. Он себе всё как-то по-другому представлял. В Советском кино про участкового Анискина ничего такого не показывали.

Торжество закона.

Олег пошёл на посадку. Остальных отпустили. Не знаю почему. Может просто пожалели. Молодняк всё-таки. Будущие строители капитализма.
Или потому, что они не изливали душу диктофону. Не знаю.

Не хочется умирать.

Они вернулись без Олега. Тот сидел в ожидании суда.
Зашли в мясной цех. Бежать Вове было некуда и поэтому было очень страшно. Хотелось просто ещё чуть-чуть пожить. Оказалось, что деньги и принципы –это очень ничтожные понятия.
Топор для рубки мяса мог помочь умереть мужчиной в битве с врагами. Но это не утешало.
Бандюки приблизились. Один из них посмотрел Вове в глаза. “Вот и всё. Конец”- успел подумать Вова.
“Владимир Николаевич, мы у Вас, в прошлый раз ели бесплатно. Возьмите пожалуйста деньги за еду.”
“Спасибо” –выдохнул Вова.

-*---------------*-

Эпиграф

Передвижения Президента – это военная и государственная тайна. Они держатся в строжайшем секрете. Но все же их немного выдает свежеуложенный асфальт и выкрашенные фасады домов.
***

О том, что Путин в Питере, наше небольшое садоводство узнаёт первее всех. Примета точна, как атомные часы: за день до приезда Высочайшего у единственного выезда из СНТ появляется машина милиции, к которой ближе к делу подтягивается грузовик с курсантами, а по большим праздникам даже и третья машина – с ОМОНом. И всё – всё ясно: в город и к аэропорту лучше не соваться, там будут перекрытия и пробки, и если нет срочных дел, требующих путешествия в центр, лучше отсидеться дома. Секрет приметы прост: находимся мы в Стрельне, в паре километров от величественного Константиновского дворца, одной из резиденций солнцеликого.

Перед днём ВМФ так и вовсе случилось невиданное: по улицам садоводства стала на скорости тележки барражировать милицейская машина, чего тут отродясь не видали (а старожилы не припомнят). Милиция, впрочем, тут и не нужна: садоводство тихое, все копошатся себе на своих грядках, так что даже до банального мордобоя никогда не доходит, ибо все уткнулись в свой участок и конфликтовать друг с другом не могут чисто физически.

Разумеется, военные у шлагбаума в самое мирное садоводство на свете – не единственный признак скорого высочайшего визита. Эти приметы раскиданы повсюду: от дорогущих (не обычных «приор») машин ДПС, которыми утыканы все окрестности (и которым наплевать на ваше превышение скорости: они охотятся за грузовиками и старыми жигулями) до эвакуатора ДПС, который заботливо припаркован на пересечении пути Светлейшего с оживлённым Волхонским шоссе.

Вообще, на этом перекрёстке довольно часто происходят разные аварии, и в обычное время фиг дождёшься, когда движение нормализуется. Но только не в «эти дни». Эвакуатор стоит не зря! Ничто, даже непредвиденная авария, не должно помешать кортежу проехать на крейсерской скорости к дворцу.

Кстати, о скорости и изустном народном творчестве. Когда к 300-летию Петербурга Константиновский восстановили из руин, самый быстрый способ попать туда из аэропорта был через железнодорожный переезд. Что, разумеется, унизительно для руководителя страны. К тому же, по слухам, по рекомендации службы охраны, безопасная скорость кортежа не должна падать ниже 80км/ч, что на переезде весьма проблематично. Поэтому в кратчайшие сроки сделали Чудо – отгрохали шикарнейший виадук поверх железки, съезд с которого почти что упирается в Константиновский. Остроумное местное население тут же придумало виадуку название – «путинопровод».

Так что, когда на въезде и съезде с путинопровода стоят мерседесы-ДПС, всем тоже всё понятно.

А вы говорите, свежеуложенный асфальт.

-*---------------*-

Разглядывая по ТВ сказки про лучших из лучших детей, которых регионы отправляют в Артек и Сириус, слушая милую чушь, которую они несут про свои детские достижения, вспомнил я и эту историю своего детства про Артек. Тогда тоже разнарядка распределялась по областям и краям и само собой, чисто случайно, лучшими детками, достойными летнего и зимнего отдыха оказывались сынки, дочки, внучки обкомовских, райкомовских, облоно, районо, краевых и прочих начальственных структур. Никто из простого люда даже и не заморачивался мечтами попасть в те времена в Артек или Орленок. Не по наше рыло це било. Можно представить какой шок произвело в нашей провинциальной замурзанной школе, что дуру и двоечницу, грязнулю и неряху назовем Машку Пупкину отправляют в Артек, лагерь Морской, июль месяц. Так не бывает, у нее же папаша - слесарь, мама какая-то врачиха. Эта новость была такой же удивительной, как будто Машку отправляют в космос вместе с Леоновым. Надо знать провинциальные нравы тех времен. Вся скрытая агентурная сеть начала вести расследование - кто, откуда, явки, пароли... Все оказалось предельно просто. Мама Машеньки была врачом-венерологом из кожно-венерологического диспансера. Выяснить, кто из руководящих кадров области залетел, как и где и от кого было уже проще простого. Через неделю город гудел и хихикал вслед неудачливому обкомовскому персонажу. Которого также быстро и скрытно куда-то перевели. Прокол был так прокол. А что Маша. Да ничего, съездила, отдохнула, познакомилась с ребятами, расцвела и реально стала самой популярной и уважаемой девочкой в школе. Все у нее хорошо было и дальше и сейчас. Спасибо случайным связям неизвестного ей начальника региона и Артеку особенно.

-*---------------*-

Альфонс Алле – французский журналист, писатель, юморист, известный своим острым языком и абсурдистскими выходками - но мало известен как художник со своей картиной «Битва негров в пещере глубокой ночью», предтечей картины «Чёрный квадрат» Малевича.

-*---------------*-

Только что было.
Работаю администратором в небольшом театре. Сейчас обеденный перерыв, решил чайку выпить, а заодно почитать. Сейчас читаю роман под названием "Хватит!" - о том, как в небольшом городке некий маньяк изводил поголовье местных коррупционеров. Роман интересный, но больно уж зверский - то изувечат кого, то зарежут. Сижу как на иголках, и вдруг в предбаннике, где сидит секретарь (шефа, не моя, у нас кабинеты рядом), раздается глухой звук падения тела, затем истошный женский визг, а вслед за тем отворяется моя дверь и на пороге появляется один из рабочих сцены, Федосеев, здоровенный такой мужик. В одной руке держит какой-то тяжёлый предмет (я решил - топор!), а из подмышки у него высовывается женская голова. У меня сразу пазл сложился - замочил разгневанный пролетарий Василису (секретаршу), голову отрубил, а теперь явился и за мной. Пять незабываемых секунд мы смотрели друг на друга, и вдруг он спокойно произносит: а манекены куда носить? Присмотрелся - и действительно, держит он манекен. А в руке не топор, а часть сборной механической кулисы. Оказалось, зашёл поинтересоваться куда девать хлам из освобождаемой гримёрки. Ну а в следующий момент заглянула в кабинет и Василиса. Накинулась на него - чего, дескать, ковёр свалил в приёмной (там ламинат кладут и ковры скатанные стоят).
В общем, натерпелся ужаса от собственной впечатлительности :)

-*---------------*-

Из реального имейте:
Была я на этой выставке. Качество собак моей породы оставляет желать лучшего.

-*---------------*-

В курсантские годы ходили мы как-то в дальний поход с заходом в Неаполь с официальным визитом. Советские корабли заходили в этот порт давно, много-много лет назад, поэтому у жителей города к нам был повышенный интерес. Было организовано посещение желающих посмотреть корабль. Пришли как-то две девчушки-студентки (итальянки, конечно), изучающие в колледже (или как он там у них называется) русский язык. По-русски они вполне сносно общались. В конце встречи решили мы сфотографироваться, несколько курсантов и эти две девушки. Фотограф настроил фотоаппарат, все с готовностью смотрят в объектив, а он и говорит, как принято: «А теперь скажите «ЧИЗ»! Все ребята улыбнулись, а у девушек, наоборот, улыбка сошла с лица, они повернулись к нам и одна спрашивает (на русском): «А почему мы должны говорить «СЫР»???
Пришлось объяснять.
Иногда вредно быть умным полиглотом:)

-*---------------*-

Все-таки Кот - суперняня! Сыну 7 месяцев. Маму отпустили отдохнуть от нашей мужской компании в салон красоты и пройтись по магазинам. И вот неожиданно малыш впал в истерику (думаю, на дождь), ничем не мог его успокоить. Моему папскому терпению приходил конец и накатывало ощущение полной беспомощности. И тут пришёл Кот. Самый обычный полосатый, взятый три года назад в деревне. Он улегся рядом с ребёнком, боднул его пару раз мохнатой головой. Детеныш вцепился в теплый шерстяной бок и успокоился. Я искренне сказал Котяре спасибо! На ужин у него сегодня был солидный кусок мяса.

-*---------------*-

Напиши свой комментарий

отменить цитирование

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых крутых ништяков! Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку JOIN.