Популярное сегодня
Подземный толчок
Популярное вчера
Китайский фокусник Yif
Популярное позавчера
Офис кондуктора

Забавные истории из жизни от 2 октября 2020

У нас с мужем две хаски. Сколько не покупали им подстилок — они на них не спят; лежат, где попало, могут ещё и разодрать их в клочья. В итоге убрали всё, и спят они, где хотят, на полу. Появилась надобность в покупке перевозок, и, чтобы проверить, насколько собаки вместятся в клетки так, чтобы им там было комфортно, я начертила на полу прямоугольники по размеру переносок. Размер выяснили, а линии не стёрли. Переноски пока не купили, а собаки спят исключительно каждая в своём прямоугольнике.

-*---------------*-

Пришёл домой как-то из школы, дома никого, ключей – хуй, мамка недоступна. Проторчал на лестничной площадке часа 2, потом решил зайти к соседям, так сказать, погреться, попить чайку. На удивление у них оказался ключ от нашей квартиры. Зашёл домой, пошёл на кухню, а на холодильнике записка: "Сынок, ключ у тёти Оли, как придёшь домой, покушай борщ! Мама!"

-*---------------*-

Истории, за которые стыдно. Как я был логопедом.

В мае 2018-го мне здорово повезло – уже в полушаге от обширного инсульта попал в нейрохирургическое отделение. Его специалисты меня и спасли.

В палате нас было двое. Второй – тоже Андрей, тридцати трёх лет от роду, совсем не говорил и плохо двигался. В отличие от меня парню очень не повезло.

Смотрела за ним мать. Тамара взяла длительный отпуск, чтобы помочь сыну:
— Давай позанимаемся.
— М, — и машет рукой: нет.
— Надо поесть.
— М.

У парня просто опустились руки. И я его понимал на 100%, поэтому решил поддержать. По-своему.
Стоило Тамаре выйти из палаты, как начиналась «реабилитация»:
— Здоровый мужик, а ведешь себя, как ребенок.
— Ммм.
— Не стыдно? Без мамы никуда.
— Ыыыы!
— Что ыкаешь?
— Ммм, — и показывает: уйди.
— Фигушки, слушай дальше…

От моего бубнежа две залетевшие мухи покончили с собой, «разогнавшись и башкой в стекло».
Так продолжалось два дня. Тамара за дверь – «реабилитация», вернулась – и я образец заботы и сострадания.
— Николаевич, помоги усадить.
— Конечно-конечно.

В такие моменты лицо Андрюхи выражало страстное желание запечь меня в духовке. С красным перцем и гвоздями. На медленном огне.
Устав от постоянных наездов, Андрей решил пожаловаться маме, тыча в меня пальцем и мелодично ыкая.
— Он говорит спасибо, что поправил одеяло и подушку, — с невинным лицом перевел я.
— И от меня спасибо, — улыбнулась Тамара, — присмотри за ним, Николаевич, схожу за обедом.

Дверь не успела закрыться, как я фыркнул:
— Стукач.
— Ыыыы.
— Ыыыы, бе бе бе. Нормально скажи, послать хочешь?
— Ааа, — и машет головой.

Типа, давно мечтаю.
— Ну так пошли, слабо?? Куда? Ну? Ну? Куда? На… На…
— …! — рявкнул Андрей и замер.
Глядя на выпученные глаза, я не удержался и подмигнул:
— Молодец. За это скажи дяде…
— Спасибо, — выдал Андрюха, снова замерев от удивления.
— На здоровье, теперь отдыхай. Схожу поем.

В коридоре, увидев Тамару, я не преминул сообщить:
— Ваш сын только что сказал спасибо (о том, что вначале послал, решил не распространяться).
— Шутите, — не поверила женщина.
— Такими вещами не шутят.

Что потом было в палате, можете себе представить. И слёзы, и … да не важно. В общем, потихоньку, помаленьку Андрей начал оживать. А потом его перевели в неврологическое отделение.
В следующий раз мы встретились уже через полтора месяца, когда я приезжал за рецептом. Андрюха гулял с друзьями в больничном дворике. Кстати, узнал и помахал рукой.

А недавно он нашёл меня в соцсетях. Со здоровьем все хорошо, живет и здравствует. В этом, конечно, заслуга врачей и его мамы, дневавшей и ночевавшей в отделении.
Столько времени прошло, а как вспомню, что вытворял – до сих пор стыдно.

Автор: Андрей Авдей

-*---------------*-

Раки, раки, красные раки

Уже в далеком 90-м году, получив диплом повара, я был распределен в небольшой ресторанчик у автотрассы «Брест-Москва».

— Очень вовремя, — обрадовалась завпроизводством, — а то у нас мясник на больничном. Свиные полутуши умеешь разделывать?

— Без проблем, — заверил я, — только быстро не смогу, практики маловато.

— Быстро и не нужно, — улыбнулась женщина, — на сегодня мяса хватит, но к завтрашнему дню постарайся. А сейчас пойдем, познакомлю с коллективом.

Поварихи меня приняли очень хорошо, особенно старшая, Игоревна, которая вообще отнеслась как к сыну:

— Дитё дитем (выглядел тогда очень молодо, лет на четырнадцать), а его в мясной цех! Справишься?
— Обещаю.

Но несмотря на мои заверения Игоревна при любой возможности заглядывала в гости:

— Как ты, сынок, все хорошо?
— Да, спасибо, не волнуйтесь.
— Кстати, сегодня Реваз, наш поставщик, привезёт раков. Любишь их?
— Ага.
— Как отварим, позову, — и, улыбнувшись, Игоревна ушла.

— Раки, раки, бедные раки, будут в котёл вас бросать, — напевал я под нос, заканчивая первую свиную полутушу, — не машите клешнями тоскливо, вами смачно закусят под пиво, и уже поздно кричать.

Кстати, а что за крики на самом деле?

— Аааааааааааааа! — донеслось из горячего цеха (где готовили первые и вторые блюда).
Бух! Бах! Бздынь!

Что там происходит?
— Помогите!

Это вопль был наполнен таким ужасом, что вторая полутуша икнула и перекрестилась копытцем. А перед моими глазами за долю секунды пронеслись образы один страшнее другого.

Вот местные алконавты, не добыв денег на опохмел, угрожают поварихам "розочками" из бутылок.

Или американские шпионы (то были времена СССР) захватили стратегически важный ресторан, чтобы оставить дальнобойщиков без горячего, тем самым нанеся непоправимый ущерб экономике Советского Союза.

Что делать? Что-что, бежать! И, схватив нож, я бросился в горячий цех .
— Сыночек, помоги, — увидев меня, пискнула Игоревна.

Остальные поддержали старшую полными ужаса всхлипами.
Я же... Господи, только бы не заржать! Убьют. Итак, представьте.

Все женщины дружненько, как воробышки на ветках, сидели на столах. По полу же, задумчиво шевеля клешнями, неторопливо ползали огромные раки.

— Что стоишь, — не выдержала одна из поварих, — собираааааааай! Ай!

Дернувшись от крика, тётенька моментально съехала на пол, грохнувшись в позу, простите за тавтологию, рака перед самым большим раком. Тот удивился, но, как истинный джентльмен, приветствовал даму поднятием клешни.

— Аааааа, — заверещала дама.
— Что здэс такоэ? — рявкнуло за спиной.

А вот и Ревазушка, собственной персоной. Как догадался? Очень просто. По взгляду.

Огромный грузин налитыми кровью глазами рассматривал вашего покорного слугу. Я же был просто красавец. В одной руке нож, халат в крови. Ещё и женщины верещат. Что делать? Правильно!

— Зарэжу гада.
И понеслось. Какая это была погоня!

Несмотря на свои габариты Реваз оказался очень быстрым и проворным. Но и я не сплоховал. Еще бы, когда за тобой несется полтора взбешенных центнера, тормозить некогда.

— Стаят!

Сычас, мля. И выстрелив тылом так, что осыпалась побелка, я включил третью космическую. Кажется, убегал даже по потолку.

— Стаят!

Честно сказать, после четвертого круга однообразие надоело. Ну сколько можно? Женщины верещат, Реваз орёт, раки ползают. Хотя нет. Ещё на втором забеге в горячий цех я заметил, что клешнястые гады расчистили трассу. Зачем? Они ставки делали, клянусь!

А самый здоровый еще подбадривал усами. Типа, не поведи меня, человек. Сволочь! Если выживу, лично съем.

— Стаят!

Бежат! Иначе..

— Ревазушка, успокойся!
— Стаят!
Бабах!

Фух. Наконец-то. Подскользнувшись на том самом огромном раке, грузин рухнул, превратив шикарную закуску под пиво в неаппетитную лепешку.

Я же, тяжело дыша, с трудом выдавил:
— У вас молодых спецов всегда режут?

В общем, пока Реваз поднимался, женщины хором объяснили, что произошло. Оказывается, когда раков бросаешь в кипящий котёл, они категорически отказываются вариться, лихо выпрыгивая обратно.

А тут попытались высыпать много, сразу и из мешка. Кто же знал, что эти создания для женщин окажутся страшнее пауков, мышей и секретаря партийной организации?

Лично мне были принесены искренние извинения, а на следующий день - ещё и пакет огромных, но уже вареных, раков:
— Возмы, Андрэй, и нэ обижайся.

Какие обиды, зато будет что вспомнить, тем более, что:
— А классно мы побегали, да, Реваз?

Автор: Андрей Авдей

-*---------------*-

Когда мы поженились, из имущества у нас были ушастый Запорожец мужа и моя швейная машинка. Старенький «Саратов» нам достался от тётушки. Стиральная машина «Рига», у которой было всего две функции: «вкл» и «выкл», и песочные часы к ней - от бабушки. Диван подарили друзья. На свадебные деньги я предлагала купить телевизор, но у супруга были другие планы. Мы сыграли в камень-ножницы-бумага. Мне не повезло. И поэтому первой нашей семейной покупкой стал виндсёрф. Парусная доска, если кто не знает. Это была Андрюхина розовая мечта. Андрей – мой муж, кстати.

Теперь каждые выходные мы ездили на водохранилище кататься на доске. Катался, разумеется, только супруг, а я помогала снаряжать и разбирать сёрф. И охраняла машину с вещами, пока благоверный «бороздил просторы мирового океана». Скрашивать тягостные минуты ожидания мне помогало чтение книг. И пивасик.

Однажды ждать его возвращения пришлось долго. К этому времени у меня закончились детективный роман, литр светлого и здравый смысл. Зато появилось неожиданное предложение.

- Может, поучишь жену ходить на доске?

Идиотская идея с энтузиазмом была поддержана второй стороной. На меня надели гидрокостюм, спасательный жилет и загнали в воду для проведения практических занятий.

***

Немного отступлю и расскажу, как мы покупали этот гидрокостюм.

По справочнику нашли в Москве магазин, торгующий катерами, яхтами и прочей тематической фигнёй. Приехали. Оставили своего ушастого у входа, аккурат напротив стеклянных дверей, и двинулись за покупками. Одеты мы были вполне прилично для шопинга, но в пафосных интерьерах, среди такелажа и рангоута, выглядели, как босяки в Эрмитаже. Поэтому, наверное, мужик с бейджем «Охранник» следовал за нами повсюду на небольшом удалении, пока мы рыскали в поисках нужной вещи. А когда нашли стойку с гидрокостюмами, выбрали по размеру один и направились в примерочную кабинку, он подскочил к Андрею и преградил ему дорогу.

- Этот гидрокостюм стоит 160 у.е.!!! – доверительно сообщил мужик.

- Знаю. Я видел ценник.

- И что, будете брать?!

- Если подойдёт – буду.

Охранник подозрительно завис. Похоже, в его голове образ платежеспособного клиента никак не мог соединиться с тем, что он видел перед собой. Несколько секунд мучительных раздумий, и покупательский угодник взял верх над секьюрити. Мужик растянул губы в улыбке, отступил на шаг в сторону, освобождая проход, и широким жестом руки предложил следовать в примерочную. Охренев от такого обхождения, не сговариваясь, мы прошли в кабинку строевым шагом.

Костюм подошёл. Мы расплатились на кассе и отправились в обратный путь, помахав на прощание охраннику.

***

Продолжение истории.

Инструктаж был недолгим и сводился к принципу: смотри и делай, как я. Муж легко забрался на доску, за стартовый шкот (специальная такая верёвочка) вытянул мачту из воды, лихо встряхнул парус и величественно проплыл мимо меня. Потом остановился, ловко перехватил парус с другой стороны, развернул сёрф и проплыл обратно.

- Понятно? Давай, пробуй.

Что тут может быть непонятного!? Я много раз видела этот алгоритм действий в исполнении супруга и была уверена, что с моими умом, сообразительностью, ловкостью и спортивной подготовкой смогу так же. Легко и непринуждённо. Но с первого же раза всё пошло не по сценарию. Когда я решительно взялась ставить мачту, парус резко дернулся и, как флюгер, развернулся в другую сторону. Я повторила за ним незамысловатую траекторию и ушла под воду, задорно сверкнув пятками.

- Не торопись. Приподняла немного парус - он сам развернётся по ветру, и тогда выставляй. Ветер должен дуть тебе в спину.

Ясно. Предупреждать надо. Я отплевалась, вытряхнула воду из ушей и пошла на второй заход.

На всех парусных судах мачта крепится жёстко и вертикально. На виндсёрфе – на специальный шарнир, который позволяет мачте наклоняться в разные стороны под любым углом и вращаться вокруг своей оси. Чтобы мачта с парусом стояла вертикально, её нужно постоянно держать за поперечный поручень - гик. А чтобы при этом двигаться по воде и не падать, надо изо всех сил тянуть гик на себя, компенсируя силу ветра.

В теории всё достаточно просто. На деле оказалось, что для противостояния парусу в 6,5 квадратов, моих пятидесяти двух килограммов живого веса – маловато. И две ноги для устойчивости тоже мало. Четыре было бы идеально. Но, к сожалению, я располагала только базовой комплектацией, и это сильно осложняло задачу.

По ходу выяснилось, что в наших широтах ветер редко дует с постоянной скоростью. Когда ветер вдруг неожиданно стихал, а я не успевала вернуть равновесие, то падала спиной в воду, и парус накрывал меня сверху. А при сильных порывах парус валился вперёд и увлекал меня за собой. Поэтому большую часть своего захватывающего путешествия я проводила не глиссируя по волнам, а барахтаясь рядом с сёрфом. Я залезала на доску, выбирала парус из воды, ставила его по ветру, стоически проходила с десяток метров и вновь покидала судно. Опять залезала на доску. И так по кругу. Снова и снова.

Сколько времени я убила в бесплодных попытках укротить вертлявое плавсредство - не знаю. Хмель бесследно выветрился, и пришла пора посмотреть на ситуацию трезвым взглядом. Я сидела на доске посреди водохранилища, свесив ноги в пучину. Ладони стерты, коленки ободраны, жутко ноет плечо, в которое пару раз нехило прилетала мачта. И ветер безжалостно гонит меня все дальше от берега.

Я кинула прощальный взгляд на полоску суши, на которую мне не суждено было вернуться, и обратила свой взор в противоположную сторону. Тамошний берег мне показался ничуть не хуже. На нём располагался городской пляж и спасательная стация рядом. Решено, двигаем туда.

Сидеть и ждать, когда распластанный на воде парус отбуксирует меня по маршруту - долго и скучно. Изображать летящую по волнам не было сил. Поэтому я предпочла промежуточный вариант: за шкот приподняла мачту над волнами. Парус, получив свежий глоток воздуха, ожил, затрепетал и потянул всю конструкцию в нужном мне направлении. Я так и ворвалась в акваторию спасалки: сидя на доске, как собака на заборе, с мачтой-копьем наперевес.

Ворвалась – громко сказано. По пути я ещё несколько раз роняла мачту и смачно шлёпалась в воду сама. Мои акробатические трюки привлекли внимание спасателя, который дежурил на катере у пирса. Он нёс службу, откинувшись в кресле, положив ноги на ограждения палубы, и, похоже, дремал. Но, заметив меня, встал в полный рост и даже вытянулся в мою сторону, перегнувшись через леера, чтобы лучше рассмотреть диковинку. Когда до катера оставалось буквально несколько метров, я затормозила, как умела - бросила шкот. Мачта зарылась в воду, доска остановилась, как-будто наскочив на преграду, я по инерции пролетела ещё немного и плюхнулась рядом, поставив жирную точку в своем беспримерном заплыве. Мужик на катере подождал, пока я вынырну, и участливо осведомился:

- Девушка, вам помощь нужна?

Интересно, как он собирается мне помочь? Я посмотрела на багор, торчащий на корме, оценила перспективы, и вежливо отказалась.

- Нет, спасибо.

Спасатель сел обратно в кресло, вернул ноги в исходное положение и сложил руки на животе. Он явно ждал продолжение представления. А я обхватила доску руками и отдалась на волю стихии. Волны потихоньку прибивали нас к бетонному причалу, увешанному автопокрышками.

Шоу не задалось, мой зритель заскучал. Он приподнял кепку за козырёк и почесал под ней. Это, видимо, помогло ему сформулировать мысль, и он выдал, обращаясь ко мне:

- Вообще-то, здесь запретная зона, и посторонним тут находиться нельзя.

Да не вопрос. Я и сама не собиралась здесь болтаться вечно . Как только ноги стали доставать до дна, я выбралась на берег и пошла по кромке прибоя в сторону пляжа, а доску потянула за собой по воде, как собачку на поводке.

Я шла и мысленно прикидывала, сколько времени мне потребуется, чтобы вернуться к машине, обогнув водохранилище. Хрен его знает, сколько это километров, и успею ли я до темноты. И как я смогу пройти по плотине. Там пост милиции. Они меня пропустят или расстреляют на подступах, как диверсанта? Не хотелось бы.

- Вытащи шверт!!!

Я обернулась на голос. Мой благоверный нёсся ко мне через пляж. Когда до него наконец-то дошло, что в дальнюю даль я уплываю безвозвратно, он сел в машину и кинулся ловить меня с наветренного берега.

- Шверт! Шверт вытащи!

Шверт – это такой плавник на доске, который не дает ей переворачиваться кверху брюхом. И муж переживал, чтобы я не сломала его на мелководье. Конечно, за сёрф деньги плачены, а жена ему бесплатно досталась.

Он добежал до меня и остановился, согнувшись, уперев руки в колени и пытаясь восстановить дыхание.

- Нахрена ты на другой берег дёрнула! Надо было возвращаться, пока далеко не унесло.

- А как бы я вернулась против ветра?

- Галсами!

Ты это серьезно?! Я знала, что против ветра можно идти зигзагом, так сказать - закладывая галсы, но моя техника владения спортивным снарядом не позволяла применять эти знания на практике. Как паровоз по рельсам, я могла двигаться по водной глади только в одну сторону. Что уверенно демонстрировала на протяжении всего заплыва.

Но муж не оставил идею научить меня ходить на доске – педагогическое образование давало о себе знать. Он разработал целую программу обучения. Предлагал начать с малого: потренироваться на берегу на травке. Я посчитала такое предложение оскорбительным для величайшей звезды мирового виндсёрфинга, и гордо отказалась. Здоровье дороже.

P.S. А телевизор мы купили зимой. Продали Запорожец, добавили денег и взяли видеодвойку.

-*---------------*-

Стою в душевой в бассейне, моюсь. У мужика в кабине напротив выскальзывает из рук мыло. Он наклоняется поднимает его, но оно тут же падает снова. Поднимает - та же история, оно опять на полу. Вздыхает, сосредотачивается, берёт обеими руками... Голос из соседней кабинки: "Да видел, видел... Не заинтересован!"

-*---------------*-

Голикова на прямой линии по обсуждению ситуации с коронавирусом выдала замечательную фразу:"Мы постоянно мониторизируем ситуацию". Прекрасный ведь неологизм: мониторируем и монетизируем одновременно, то есть смотрим, где заработать. Гениально! Лучше только Беглов с его "активнутые и противные жители Санкт-Петербурга". Еще одна находка это "социо-анальные" мультики, которые, по уверению моей дочки, им регулярно показывают в школе. Воистину велик, могуч и опасен наш русский язык.

-*---------------*-

Давно это было.Жили мы в доме с печным отоплением.Отец день назад "вмазал" в печку на кухне новую чугунную плиту для готовки.И вот уходя с матушкой на работу сказал мне , чтобы я поддерживал огонь в печке, чтобы они придя с работы могли быстро подогреть ужин.Когда они ушли, я решил провести эксперимент.Вытащил с осветительной ракеты термит и положил в печь.Он загорелся ярким пламенем, я закрыл дверцу. И тут плита стала раскаляться, сначала стала ярко малиновой, потом от высокой температуры стала проваливаться вовнутрь.Хорошо что термит догорел и не образовалась дыра.Но зрелище было крутое. Вечером приходит отец...и охринел от увиденного.Новая плита провалилась вовнутрь.Ты что такое здесь сделал с плитой,задал он мне вопрос.Зная что мне здорово попадет, пришлось соврать-это тебе такую плиту дали в домоуправлении, паршивую. На следующий день отец разобрал печку и отнес плиту назад. Там мужики то же были в ступоре от увиденного. Но молча заменили на другую.Больше я не проводил подобных опытов.Много лет спустя я конечно рассказал отцу, вместе посмеялись конечно. Но отец сказал-если бы я знал истинную причину, ох и выпорол бы тебя.

-*---------------*-

Помню, в период обучения в институте был такой случай. Пятница, общага. По комнатам ходит паренёк с бутылкой водки, ищет собутыльника, все почему то отказываются. А я почему-то согласился. Посидели, выпили, по рукам ударили, разошлись. В понедельник он ловит меня в институте предъявляет, мол, когда долг отдашь? Я ему:- когда это я у тебя занимал?
- А пузырь, на двоих распитый, червонец стоит, с тебя пятерка.
Тогда для меня, пацана-второкурсника это шок был. Отдал, конечно.

-*---------------*-

Напиши свой комментарий

отменить цитирование

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых крутых ништяков! Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку JOIN.